Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

156

ухитрилась даже отложить на личные расходы Николая пятьдесят рублей. "Тебе ведь довольно будет?" -- и затем продолжала рассчитывать подробности бюджета.

            А Николай с улыбкой слушал, с какой любовью и с каким практическим смыслом она рисовала подробности их будущей жизни, на первом плане которой были, конечно, заботы о его комфорте, о его удобствах. Он слушал, и скромный бюджет казался ему очень уж скромным. Эта жизнь, которую так восторженно рисовала Леночка, казалась ему несколько "мещанской". И в то же время, когда Леночка, увлекаясь, расписывала, как он в своем кабинете создаст замечательные вещи (о, она ни за что не будет мешать ему! -- опять повторила она) и как по вечерам они будут вместе читать или пойдут в театр, наверх, разумеется, -- в его голове пробегали далеко не очень приятные мысли о жизни при таких скромных средствах.

            Три чистенькие, светленькие комнатки, кисейные занавески, цветы с Сенной и скромная мебель с провалившимися сиденьями, вонючая лестница, чад из кухни, теснота и крик ребенка, -- крик, долетающий в кабинет, -- все это казалось ему не так привлекательно, как казалось Леночке. Для нее эта обстановка -- рай, а для него -- не совсем рай!

            -- Ну, что ты теперь, Коля, скажешь? Разве не отлично мы будем жить на эти деньги? -- спросила она, окончив рассказ и не без торжества взглядывая на Николая. -- К чему же тебе особенно хлопотать? Занимайся себе, пиши, и, поверь, успех явится к тебе!.. Тебя будут знать, тебя будут читать!..

            Николаю жаль было нарушить радостное настроение Леночки. Он взглянул на нее -- она была такая сияющая и хорошенькая -- и вместо ответа притянул ее к себе и покрыл поцелуями.

            Вечером они обедали в отдельной комнате ресторана втроем, с Васей.

            Обед прошел весело. И невеста и жених были в отличном настроении. Леночка сегодня приоделась в парадное платье и была необыкновенно мила. Николай посматривал на Леночку, любуясь ею, и находил, что будущая его жена прехорошенькая. От нее веет какой-то прелестью искренности и доброты; на такую женщину можно положиться! Вася сперва застенчиво молчал, поглядывая украдкой на счастливые лица Леночки и брата, но под конец обеда и он разошелся. Ему теперь даже казалось, что он напрасно думал, будто брат не пара Леночке. Оба они добрые, хорошие. Брат, наверное, любит ее и еще больше полюбит Леночку, а она? -- нечего и сомневаться. О, она поддержит Николая в минуту его слабости!..

            На радостях Николай приказал подать бутылку шампанского. Он налил бокалы и, целуя невесту, проговорил:

            -- За наше счастье, Леночка! За нашу любовь!

            -- За твои успехи, милый мой! -- отвечала Леночка.

            Вася обнял брата и горячо пожал Леночкину руку. Он выпил залпом бокал и проговорил:

            -- О, я верю, что вы должны быть счастливы! И ты, Коля, и Елена Ивановна, оба вы хорошие... так как же вам быть несчастливыми? Не правда ли?..

            -- Леночка! И ты позволяешь ему называть себя Еленой Ивановной?

            -- Конечно, нет! Зовите меня Леночкой, Вася!

            -- И выпейте, господа, брудершафт на "ты"! -- подсказал Николай, наливая бокалы.

            -- С удовольствием.

            -- Не все ли равно? А впрочем, отчего ж? Вы теперь моя сестра. Я вас и раньше, Леночка, считал сестрой! -- промолвил Вася, конфузясь.

            Они выпили брудершафт. Вино возбудило нашего юношу; его худое бледное лицо покрылось румянцем, глаза заблестели.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту