Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

144

в его звезду и поддерживала Николая, когда он по временам хандрил. Впечатлительный, он скоро переходил от уныния к надежде, принимался работать запоем и снова мечтал об успехах и известности.

         

      IV

           

            -- Сюда, ко второму подъезду! Стой! -- крикнул Николай, предвкушая удовольствие теплой комнаты.

            Сани остановились у громадного дома в конце Кирочной. Николай рассчитался с извозчиком и торопливо дернул звонок у подъезда.

            -- Господ много еще там, барин? -- осведомился старик извозчик, потопывая ногами.

            -- Много еще.

            Извозчик, поблагодарив барина, сел в сани и хлестнул свою клячу.

            Николай поднялся в третий этаж. Прошло добрых пять минут, пока Николай услыхал за дверями шлепанье туфель, ворчание и наконец недовольный голос:

            -- Кто тут?

            -- Это я, Степанида... я... Отворяйте скорей.

            Заспанная, растрепанная кухарка, позевывая и ворча, пропустила Николая в прихожую.

            -- Никого не было? -- осведомился Николай.

            -- Братец ваш были. Да письмо еще есть. На столе у вас... Когда будить-то?

            -- Пораньше... часов в десять.

            -- Так и встали! -- усмехнулась Степанида, отдавая Николаю свечу? -- Поди теперь третий час?

            -- Третий! Смотрите же, непременно разбудите. Мне заниматься надо!

            -- За мной дело не станет! Вы только вставайте!

            Вязников вошел к себе в комнату и зажег свечи. Это была обширная и очень хорошо обставленная комната, служившая кабинетом и приемной; другая, маленькая комната рядом, была спальней. Эти две комнаты Николай нанимал от квартирных хозяев и на меблировку и отделку их затратил большую часть денег, полученных от отца. "Надо же жить по-человечески!" -- говорил он Васе, когда Вася спрашивал: "К чему такие хоромы?" Кроме того, его привлекало жить в тишине. Жизнь в меблированных комнатах ему опротивела еще во времена студенчества, а здесь он был единственным жильцом, да и хозяева оказались тихими людьми.

            Мягкая, красивая мебель, обитая полосатым репсом и доставшаяся, как уверял приказчик мебельной лавки в Александровском рынке, "по необыкновенному случаю", красивый библиотечный шкаф и полки с книгами, несколько бюстов по углам, недурные литографии равных знаменитостей по стенам, большой письменный стол с изящными письменными принадлежностями, -- таково было убранство комнаты Николая, имевшей внушительный вид кабинета литератора или ученого.

            Николай нашел на бумагах письмо, быстро разорвал его и стал читать. Вот что прочел он на маленьком листке почтовой бумаги:

            "Я жду тебя, друг мой, целую неделю... Я писала тебе... Я была у тебя... Что с тобой? Отчего ты не был или хоть не написал двух слов?.. Меня беспокоит твое молчание... Что это значит? Или все кончено?.. Но разве ты не сказал бы мне прямо? Разве ты, милый мой, не уважаешь меня настолько, что не решаешься сказать?!. Ведь ты знаешь, мы обещали друг другу говорить правду... Я все выслушаю и, конечно, не мне упрекать тебя... Прости... Я так расстроена... нет... не расстроена... не то... просто измучилась, не зная, чем объяснить твое молчание... Приходи же, ради бога... Приходи, ненаглядный мой... Приходи..."

            Эти несколько строчек кольнули Николая. В самом деле, он не отвечал на два ее письма, все собирался к ней и не был целую неделю. В отрывочном, нервном тоне записки, в неровном, торопливом почерке он прочел большую тревогу

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту