Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

138

глядя на Николая. -- Как вы живете? Счастливо? Впрочем, нечего и спрашивать! Разумеется, счастливо. Разве в ваши годы люди бывают несчастливы. Одних надежд сколько впереди! Мы с вами, надеюсь, еще поговорим сегодня, поболтаем, как, бывало, болтали в деревне. Хорошо там было!

            Николаю показалось, что при этих словах, словно тень, пробежала грустная улыбка по ее губам и легкий вздох вырвался из груди.

            -- А теперь пойду к гостям! -- прибавила она, указывая веером на кабинет. -- Вероятно, Горлицын, по-старому, просвещает?

            -- Да.

            -- Все как было, ничего не изменилось!.. И как это им не наскучит!.. -- улыбнулась она, отходя от Николая. -- А впрочем, может быть, оно и лучше! -- прибавила она, полуоборачиваясь на ходу.

            Через несколько минут Нина сидела с Николаем на одном из маленьких диванов, за столом, на котором стоял маленький поднос с чашкой чая и печеньем.

            -- Ну, рассказывайте теперь о себе, -- говорила она, стягивая перчатки и принимаясь за чай.

            -- Ничего о себе интересного рассказать не могу, Нина Сергеевна. Немного работаю, а больше бездельничаю.

            -- По крайней мере не скучаете?

            -- Этим не грешен.

            -- И слава богу. Вы ведь, кажется, адвокат?..

            -- Да, но пока больше по названию.

            -- Что так? Еще не сделались известностью?..

            -- Нет, не сделался!

            -- Сделаетесь! -- засмеялась Нина. -- Вы ведь пишете тоже?

            -- Пока более для насущного хлеба, чем для славы!

            -- А славы вам хочется, очень хочется? -- проронила Нина, пристально взглядывая на Николая.

            -- Не всем она дается!

            -- Но это не мешает гоняться за ней! Ужасно вы все самолюбивы, как посмотрю. Всех вас гложет какой-нибудь червь и не дает вам покою. Не умеете вы жить. Не умеете пользоваться счастьем!.. -- проговорила Нина задумчиво.

            -- Кто это -- все?

            -- Все вообще несколько неглупые люди!..

            -- А вы умеете?

            -- Я?.. Об этом когда-нибудь поговорим. Рассказывайте пока, что вы делаете, с кем знакомы, где часто бываете?

            -- Да что говорить? У вас вот есть что рассказывать, а мне, право, нечего... Хорошо ли вы съездили за границу? Вы, кажется, не рассчитывали скоро вернуться?

            -- Мало ли на что рассчитываешь!

            -- Где были?..

            -- В Париже больше.

            -- И надолго сюда?..

            -- А не знаю, как поживется...

            Нина Сергеевна неохотно говорила о себе и старалась замять разговор, как только Николай начинал говорить об ее заграничном путешествии.

            "Непременно что-нибудь случилось с ней!" -- подумал он, взглядывая на молодую женщину. Ему показалось, что она в лице похудела и стала как-то серьезней. Глаза ее не смеялись, как бывало прежде. Напротив, взгляд ее стал мягче, ласковей, грустней.

            Она кончила чай и проговорила, вставая:

            -- Теперь пойдемте слушать Присухина. Кстати, как вам понравились наши четверги? Весело?

            -- Не очень.

            -- То-то! А ведь сколько четвергов еще впереди! И опять одно и то же, одно и то же!

            Тон ее голоса звучал таким отчаянием, что Николай спросил:

            -- Да что с вами, Нина Сергеевна? Вы совсем стали другой с тех пор, как я вас не видал.

            -- Так, хандра. Музыка, вероятно, навела хандру. Музыка на меня действует. Сегодня "Гугеноты" отлично шли. Это пройдет! -- улыбнулась Нина. -- Все на свете проходит.

            -- Будто?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту