Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

118

о нем поплакала... Все страшно мне за него... И ребенком он был не такой, как другие... Бывало, заберется в сад, сядет где-нибудь под деревом, да и сидит смирнехонько один, задумчивый такой... Болит у меня за него сердце. Страшно от себя его пускать, а делать нечего -- надо... Смотри же, Лена, в Петербурге о Васе узнавай... Да ты куда это, Леночка? Разве не с нами обедаешь? -- удивилась Марья Степановна, заметив, что Леночка берет шляпку.

            -- Нет, Марья Степановна, домой пора.

            -- Уж и домой. Оставайся; что дома-то делать?

            В эту минуту вошел Николай.

            Он подошел к Леночке, улыбаясь, по обыкновению, приветливой своей улыбкой, крепко пожал ее руку и дружески проговорил:

            -- Останьтесь, Елена Ивановна. Вы ведь так давно у нас не были. Останетесь?

            И Николай, не дожидаясь ответа, тихонько высвободил из рук молодой девушки шляпку.

            Когда Марья Степановна сообщила, что Леночка собирается в Петербург, то Николай воскликнул:

            -- Вот это славно! Молодец вы, Елена Ивановна! Давно бы так! В самом деле едете?

            -- Еду!

            -- Браво, браво! Порадовали вы своего старого товарища!

            Леночка пробыла у Вязниковых целый день. Она была сдержанна и молчалива и почти не отходила от Марьи Степановны. Все заметили перемену в Леночке. За эти дни она очень изменилась. Это была не прежняя веселая, приветливая Леночка. Она стала серьезной, и на ее лице появилось то сосредоточенное выражение, которое является у людей, переживших серьезный момент жизни. И это выражение придавало ее прекрасному лицу оттенок какой-то высшей, духовной красоты.

            Вася изумился этой перемене. На его глаза, Леночка как будто сделалась старше на несколько лет и гораздо красивее, чем прежде. Он тотчас же понял, что говорить с ней о Лаврентьеве невозможно.

            "Обоим им тяжело!" -- думал он, украдкой подымая на молодую девушку взор, полный любви и участия, и не зная, кого больше жалеть: Лаврентьева или Леночку, и недоумевая, как это случилось.

            Засветло Леночку проводили всей компанией до дому и несколько времени посидели с Марфой Алексеевной. Ивана Алексеевича не было дома. По словам Марфы Алексеевны, "братец рыскал по делам службы". Как-то особенно ласково -- показалось Леночке -- простился с ней старик Вязников и, пожимая ее руку, проговорил:

            -- Смотрите, Леночка, не забывайте нас, навещайте! Скоро вы уедете. А мы вас так любим!

            "Господи! Какие они все хорошие!" -- шептала Леночка, оставшись одна, и тихо-тихо заплакала под наплывом какого-то хорошего, радостного чувства.

            Вязниковы лесом возвращались домой.

            -- Славная девушка! -- в раздумье произнес Иван Андреевич.

            -- Да, -- подтвердила Марья Степановна. -- И как тяжело ей. Лаврентьев ее так любит!.. Она совсем изменилась за это время.

            -- Но как же, однако? Так неожиданно?

            -- Я не расспрашивала... она не говорила... Верно, почувствовала, что не любит, и сказала. А Лаврентьев тоже какой хороший... Ни одного слова упрека...

            -- Сильно любит!

            -- Я рад, мама, за Леночку! -- проговорил Николай, подходя к матери. -- Признаюсь, я всегда удивлялся, что она хотела идти за Лаврентьева... Он прекрасный человек, но только не пара ей. Какова бы была ее жизнь с Григорием Николаевичем?

            Вася не проронил ни слова. Он только взглянул на брата долгим взглядом и снова задумчиво опустил голову на

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту