Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

113

            -- Повтори, повтори, что ты сказала, Леночка? -- переспросил он дочь.

            -- Свадьба наша расстроилась, папенька! -- повторила Леночка.

            -- То есть как же это? Почему расстроилась? Что случилось?

            -- Ничего не случилось, папенька, просто я раздумала.

            -- Но как же, однако? Ты дала слово, все знают. Наконец, это, в некотором роде, скандал. Григорий Николаевич, конечно, не бог знает что за партия, но все-таки он человек хороший и основательный. Правда, несколько того... мужиковат...

            -- Он превосходный человек. Я очень люблю и уважаю Григория Николаевича, -- горячо подхватила Леночка, -- и считаю, что он -- превосходная партия, а не бог знает какая, как вы, папенька, говорите!..

            Иван Алексеевич совсем недоумевал и смотрел во все глаза на Леночку.

            -- Или я, на старости лет, потерял голову, или ты, Леночка, с ума спятила, но только я ничего не понимаю. Сама же ты говоришь, что любишь и уважаешь Григория Николаевича, и в то же время отказала ему. Это что же значит? Или новая какая-нибудь мода такая? Объясни мне, пожалуйста! -- с сердцем проговорил старик.

            -- Мне нечего объяснять больше, папенька! Я просто не хочу идти замуж!

            -- Не хочу! Не хочу! Заладила: не хочу! Мало ли чего и я не хочу. Уж не хочешь ли ты за принца какого выйти замуж? Так принцев-то на твой обиход нет. Шалишь!

            -- Я ни за кого не желаю выходить замуж!

            -- И что это вдруг на тебя нашло? Все была согласна, приданое сделали, всем объявили и вдруг: не хочу! Ой, ой, Елена! Смотри, не к нашему лицу быть разборчивой невестой. Ты знаешь: у меня средств никаких нет, так, кое-какие гроши, а бесприданниц нонче не очень-то берут. В девках сидеть тоже не радость.

            -- Я знаю это, папенька.

            -- То-то знаешь. И все-таки отказала?

            -- Решительно отказала.

            -- Ну, девка, пеняй тогда на себя. После плакать будешь. Нечего сказать, разодолжила! А я-то думал... Вот тебе новость!.. Ай да выкинула коленце! То-то тетка удивится!.. Послушай, Леночка, ты лучше выкинь дурь эту и напиши скорей Григорию Николаевичу. Он по твоей младости простит.

            -- Что вы, папенька? Разве я шучу?

            -- Вот как? Мудрец какой! -- ворчал старик.

            -- Да полно вам, папенька, сердиться!

            -- Как не сердиться? Сама говорит: хороший человек, и вдруг: не хочу! Или кто другой приглянулся, что ли? -- прибавил старик, понижая тон.

            Леночка вспыхнула.

            -- Никто мне не приглянулся.

            -- Ну, ну. Уж ты сейчас и в обиду!.. Я ведь не гоню тебя; слава богу, будет нам вдвоем места. Любя тебя говорю. Ты знаешь: неволить не стану!.. -- совсем уже ласково проговорил отец. -- Делай как знаешь, Леночка. А все жаль: Григорий Николаевич человек основательный.

            -- Оставим этот вопрос, папенька... Я еще имею к вам просьбу.

            -- Какая твоя такая просьба, говори?

            -- Вы отпустите меня в Петербург?

            -- Это еще что за новости? Зачем тебе в Петербург? -- удивился Иван Алексеевич.

            -- Учиться.

            -- Что?..

            -- Учиться, папенька...

            -- То есть как это учиться, позвольте вас спросить?.. Разве дома ты не можешь учиться?

            -- Я хочу окончить курс. Надо систематически учиться.

            -- Ой, Лена! Да ты никак в самом деле в книгах одну дурь вычитала... Уж не Вязников ли тебя сбивает?..

            -- Я сама решила. Никто меня не сбивает.

            --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту