Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

89

-- Разве она в самом деле требует лес обратно?

            -- Ты думаешь, папа, шутит!..

            -- Я от нее этого не ожидал!

            -- Так, как ты думаешь, папа: брать мне дело?

            -- Справишься ли? Дело трудное.

            -- Я поработаю, хорошо поработаю над ним.

            -- Тогда, что ж! Но только надо засесть хорошенько, Коля! Тут одно красноречие не поможет! К чужим интересам надо относиться свято!.. Свое потеряешь -- не беда, а чужое -- на совести будет!

            Он долго сидел молча и потом проговорил:

            -- Казалось, женщина порядочная и... отнимает лес! Признаюсь, удивила меня Надежда Петровна! Удивительно! -- в раздумье несколько раз повторял Иван Андреевич, неодобрительно покачивая головой.

            -- Кстати, папа, помнишь, ты предупреждал меня насчет Нины Сергеевны. Почему ты советовал быть осторожней?

            -- Да темная история ее замужества. Она вышла замуж за старика и, говорят, играла при этом скверную роль. Просто, говорят, поймала его. Впрочем, я этого не видал, а предупреждал тебя потому, что она большая кокетка и из-за нее застрелился очень порядочный человек.

            -- Это еще что за история?

            -- Я тебе когда-нибудь ее расскажу! -- отвечал Иван Андреевич. -- Впрочем, и тут, быть может, ее винят более, чем следует. Поди узнай человеческое сердце!

           

           

            Солнце только что подымалось, и земля сверкала дрожащими каплями росы, когда Григорий Николаевич, мурлыча под нос песню, выехал из прохладного леса, и перед ним открылась его усадебка, залитая розовым светом солнечных лучей. Он тряхнул вожжами, и тележка покатилась быстрей. Рыжий, добрый конь прибавил рыси.

            Спокоен и счастлив ехал Григорий Николаевич домой. Радостная улыбка мелькала на лице его, когда он окинул взором свои небольшие владения, такая радостная улыбка, которой не бывало, когда он прежде возвращался домой. Теперь и его "изба", как называл он свой крепко посаженным небольшой дом, и лес направо, отливавший золотистым блеском, и поля с наклонившимся колосом казались ему еще милей, еще, если можно так сказать, родственней. И все теперь как будто получало особенный смысл, все казалось ярче и радостней, и лист -- нежнее, и птица -- певучее.

            И прежде он ласковым взором приветствовал свое гнездо, но этот взор не блистал той любовью, какой блистал теперь. Тогда он был одинок. Сиротливей чувствовал он себя с годами, и нередко щемящее одиночество неутоленная потребность любви заставляли его забываться в вине. Но теперь другое дело! Дух любимого создания уже жил в доселе пустом гнезде. Еще Леночка не вошла в дом, еще она не ходила хозяйкой в поле, не оглашала чудным своим голосом молодого сада, а между тем и дом, и поле, и сад -- все было полно ею, и близок был день, когда ее свежий голосок будет ежедневно раздаваться здесь, и славная, честная Леночка, как трудящаяся, домовитая ласточка, озарит дом счастием и ласкою... Какое еще может быть для человека счастие?

            Так думал Григории Николаевич, посматривая вокруг и затягивая все громче и громче песню своего сердца.

            Не совсем обыкновенно, верней -- совсем необыкновенно сложилась жизнь этого столбового дворянина, сына заслуженного генерала. Не без борьбы пришел он к тихой пристани полумужицкого счастья. Но зато уже давно он не испытывал мук сомнения, не искал в поте лица истины, не мучился вопросами, не подходил даже к ним. Раз он попал в колею, -- он не сворачивал

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту