Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

88

мысли. Я не то хотел сказать.

            -- Не то? -- проговорила она, поднимаясь. -- Так что же?.. Пойдемте походим, -- прибавила Нина. -- Мы, мама, скоро вернемся! Надоело сидеть! -- сказала она.

            -- Скорей возвращайтесь. Уж поздно, пора и домой, Нина.

            -- Мы недолго... Так что ж вы хотели сказать? -- спрашивала Нина Сергеевна, идя под руку с Николаем. -- Это начинает меня интриговать. Вы разогнали мою скуку.

            -- Говорить ли?

            -- Вы должны теперь сказать! -- повелительно произнесла она. -- Говорите!

            -- Вы любите! -- прошептал Николай.

            Рука Нины Сергеевны как будто дрогнула. Она засмеялась, но смех звучал как-то фальшиво.

            -- Вот глупости!.. Нечего сказать -- открыли секрет. Выдумайте что-нибудь похитрее! Не знаете ли, кого?.. Не вас ли?.. -- произнесла она с явной насмешкой в голосе.

            -- Стою ли я такой чести!.. Помилуйте! Со мной можно от деревенской скуки пококетничать, и за то спасибо.

            -- Не сердитесь... Ну да, я кокетничала... Простите! -- вдруг кротко сказала она.

            Николая тронул этот кроткий тон.

            -- За что сердиться? Помните, вы сами говорили, что мне полезно изучать людей?..

            -- Серьезного ведь ничего не было?

            -- Ни малейшей опасности!

            -- Вот видите, значит, и не сердитесь!

            Она помолчала и снова спросила:

            -- Так, по-вашему, я люблю и, верно, безнадежно?

            -- Любите, а безнадежно -- едва ли.

            -- И уж если вы такой волшебник, то не отгадаете ли, кого?

            -- Тут мое волшебство кончается.

            -- Кончается? А я думала, что вы, как настоящий волшебник, скажете и имя моего рыцаря, -- поддразнила Нина Сергеевна.

            -- Вот имени рыцаря-то я и не знаю!.. -- отвечал Николай.

            "То-то бы ты удивилась, если б я сказал", -- улыбнулся он.

            -- Итак, заблуждение ваше насчет меня не поколеблено?

            -- Нет. Каюсь перед вами, что нет!

            Нина больше не начинала разговора. Молча подвигалась она с Николаем по аллее и снова притихла. Они сделали круг, и молодая женщина сказала:

            -- Верно, мама уже беспокоится. Пойдемте к ней!.. Так вы в самом деле не сердитесь? Нет?

            -- Да нет же.

            -- Право, я не так дурна, как кажется! -- сказала она так просто и таким задушевным тоном, что Николай с участием взглянул на нее.

            Они тихо приближались к скамейке. Она хотела что-то сказать, но как будто колебалась. Николай заметил это. Она прочитала в его взгляде, что он заметил, и тихо промолвила:

            -- Я не решалась просить вас, но теперь решаюсь. Быть может, мне будет нужна ваша помощь. Позволите обратиться к вам?

            -- Я буду очень рад, если в состоянии помочь.

            -- Так, навести справки, узнать об одном...

            Она спохватилась и прибавила:

            -- Ничего особенного. Но, во всяком случае, благодарю вас! -- горячо сказала она.

            "О чем просьба? Какие справки?"

            Николай с минуту ломал голову и вдруг вспомнил, что Прокофьев еще не вернулся и, по словам Лаврентьева, от него не было никаких известий.

            "Так вот отчего эти нервы!" -- решил Вязников.

            Дамы собрались домой. Николай проводил их до дому, где они остановились, а сам отправился в гостиницу и застал отца спящим.

            Когда утром Вязниковы возвращались домой, Николай рассказал отцу о своем намерении взять на себя ведение процесса васильевских крестьян со Смирновой.

           

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту