Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

72

ты действительно можешь быть полезным своей родине, а в противном случае ты, Вася, с своими добрыми стремлениями, с своей восторженностью, останешься бесполезным и, боже храни, бесплодно погибнешь. Какая-нибудь выходка, вроде той, которую ты сделал, и жизнь твоя потеряна для других.

            Старик продолжал говорить на эту тему и увлекся. Он говорил о назначении образованного человека, о пользе, которую он может принести; он приводил исторические примеры, как постепенно улучшается жизнь, и когда кончил и взглянул на Васю, то увидал, что юноша все так же смотрит своим кротким, страдальческим взором и что горячие слова отца не произвели на него того впечатления, на которое рассчитывал старик.

            И правда: Вася слушал, и все-таки слова отца не произвели на него успокоивающего действия. Скорее сердце, чем разум, подсказывало ему, что в словах отца что-то не то, что они не отвечают на вопросы, над которыми он задумывался.

            По своему обыкновению, он припоминал слова отца и, помолчавши, заметил:

            -- Ты, папа, осуждаешь мои выходки и вообще советуешь беречь себя, чтобы не погибнуть бесплодно. Так ведь?

            -- Ну, конечно.

            -- Прости меня, если я тебе напомню. Ты в молодости за что же пострадал? Разве не за то, что тебя мучило несчастье ближних? И разве ты раскаивался когда-нибудь?

            Старик был поставлен в затруднение этим вопросом. Раскаивался ли он? Конечно, нет!

            -- Ошибки отцов служат уроком детям! -- ответил он, с любовью посматривая на Васю.

            -- Так это была ошибка с твоей стороны? -- опять спросил Вася.

            -- Увлечение, пожалуй... Но видишь ли, Вася... Когда я увлекался, я все-таки кое-чему учился! -- улыбнулся Иван Андреевич.

            -- И вот что еще, -- продолжал Вася. -- Ты говоришь, что наука даст выход, что образованный человек принесет пользу, но объясни мне, почему же вот и ты образованный, и Коля образованный, и мало ли образованных, а в Залесье такая история?.. Да и в одном ли Залесье?.. Объясни мне, бога ради, почему же одни должны терпеть, а другие должны мучить?.. Скажи мне, дорогой мой, скажи, разве это так должно быть? Разве это и есть правда? Меня эти вопросы, папа, давно мучат. Ну, научи же ты, как же это... Разреши мои сомнения... Кто разрешит мне их?

            Он произнес последние слова таким страстным, замирающим голосом, со слезами на глазах, что Иван Андреевич испуганно взглянул на Васю, подошел к нему, обнял и тихо промолвил:

            -- Вася... Вася, что с тобой, голубчик? Разве можно так волноваться?

            -- Как же не волноваться? И чем я виноват, что волнуюсь? Ты успокой меня, и я перестану...

            -- Болен ты.

            -- И Коля говорит... Нет, я не болен, папа...

            -- Скажи мне, откуда у тебя эти мысли, эти вопросы?

            -- Как я скажу тебе, откуда? Я не знаю, откуда... Вижу я, что кругом делается, и раздумываю, отчего это так делается, а не иначе...

            Долго еще старик беседовал с сыном, стараясь разъяснить ему мучительные вопросы, но Вася ушел неудовлетворенный и неуспокоенный.

            И старик, оставшись один, сам чувствовал, что он не успокоил сына. Он со страхом думал о будущности "бедного" восторженного мальчика и долго не мог заснуть в эту ночь, волнуемый тяжелыми мыслями и не зная, как помочь сыну избавиться от пагубных заблуждений.

         

      XIX

           

            На следующий день Иван Андреевич собрался ехать вместе с Николаем в губернский

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту